Описание к видео:

"8. Подготовка к «Морской организации». История бывшего саентолога Марины Снеговой".

Сегодня я расскажу о своей подготовке к «Морской организации». Как я уже говорила, Зимфира уговорила меня вступить в «Морскую организацию».

Мне сделали проверки на Е-метре, по распоряжению «Морской организации», попросив об этом Зимфиру. Мне провели проверку на безопасность и этическое интервью, в ходе которого выявляли то, что требуется для «Морской организации». У них достаточно жёсткие условия отбора. Зимфира сделала всё, что требовалось и отправила в «Морскую организацию».

А я всё это время продолжала работать в штате Центра «Дианетика» и совмещала с работой в кафе. Мне периодически звонили из «Морской организации» и говорили о том, что хорошо, что я к ним приеду. И спрашивали, что мне надо сделать, какие дела закончить, чтобы я к ним уже приехала? Начинали склонять меня к тому, что надо быстрее это делать. Говорили, что получат результаты и сообщат мне о результатах моих проверок. Я говорила им, что мне осталось учиться всего полгода в институте. На что мне отвечали, что в саентологии даётся самое лучшее образование. В Центр «Дианетика» мне говорили то же самое. А также, в Центре «Дианетика» мне говорили, что я могу закончить институт позже, могу перевестись в Москву и там закончить свой институт. Мой институт есть и в Москве. Так как мой институт московский, мне сказали, что тем более, я смогу закончить его там и уже буду работать в «Морской организации». Мне такая идея не понравилась. Всего полгода осталось до окончания института, и я слабо представляла, как всё это будет. Но мне начали звонить чуть ли не каждый день, по нескольку раз, говоря о том, как важно работать в «Морской организации», что это потрясающая организация! Я буду людям помогать! И так на меня наседали, что я тогда начала думать: «Ну да, можно же окончить институт в Москве».

И я решила поговорить с родителями об этом. Я завела с родителями разговор о том, что хочу поехать на работу в московскую «Дианетику», как я её тогда называла. Я не говорила со своими родителями и родственниками о том, что я вообще в какой-то новой религии нахожусь. То есть, о саентологии я им не говорила. Я сообщала им о дианетике, думая, что науку о разуме им будет проще воспринять. Мне казалось, что это по градиенту. Я просто говорила, что поеду в московскую «Дианетику», там мне предлагают даже по моей специальности работать (я тогда ещё училась на технолога продуктов питания); мне предлагали быть помощником повара, либо даже поваром. Говорили, что моё образование пригодится, так как у них есть своя столовая. Это же так здорово! И вот об этом всём я рассказывала своим родителям. Также, я говорила родителям о том, что хочу прервать своё обучение и продолжить его в Москве, так как там тоже есть Технологический Институт. Он, собственно, московский. Филиал этого института есть в городе Оренбурге, где я тогда училась. Конечно же, родителям такое не понравилось. Да и я сама чувствовала, что это не очень-то хорошее решение. Но, тем не менее, из-за такого давления, что на меня оказывалось: «Давай-давай, в «Морскую», прямо сейчас и что там ждать эти полгода?! Нет ничего важнее, чем быть в «Морской организации»! В саентологии самое лучшее образование, которое ты можешь получить!». Такое давление подталкивало меня к таким безрассудствам. Слава Богу, я не совершила эти безрассудства и не бросила институт!

А как так получилось? Я рассказала всё родителям, увидела их реакцию, и сама тоже поняла, что эта идея не очень хорошая, и мне всё-таки нужно окончить институт. На следующий день я пришла к Зимфире и сказала, что родители не согласны, против этого. Мой отец вкладывался в моё образование, он мне помогал деньгами. Столько лет я уже проучилась - четыре с половиной года, мне всего полгода осталось. Зимфира согласилась и сказала, что если для твоего отца так важно, чтобы ты доучилась, он же и правда вкладывался, тогда так и сделайте. Зимфира меня поняла. Тем более, пришли результаты моих проверок, которые мне проводила Зимфира. И мне сообщили, что я не очень-то подхожу для «Морской организации». То есть, если я для миссии, для Центра «Дианетика» подходила, то в «Морской» был более жёсткий отбор. Мне позвонили из «Морской организации», сказали, что мне нужно поучиться ещё, пройти какие-то саентологические курсы. Предложили и дальше пока поработать в миссии. Также мне сказали, что поодитироваться мне надо! Спросили, на какой одитинг я смогла бы пойти, чтобы соответствовать требованиям. Хотя бы на какой-нибудь. Как вариант было прохождение дианетического одитинга по книге «Дианетика».

Дианетический одитинг – это специальная духовная процедура по книге «Дианетика». Ещё есть саентологический одитинг. Как утверждается, он более эффективный, но и дорогой. На нём по-другому работают, со способностями духовного существа, развивают их. А в дианетике работают с реактивным умом, для того, чтобы убрать всё болезненное прошлое из бессознательной части разума; всё плохое, что негативно влияет.

У меня хватало денег именно на дианетический одитинг. Был такой курс, который назывался «Курс взаимного одитинга Хаббарда». На нём можно было объединиться с другим студентом-саентологом, проходить взаимно этот одитинг. Курс стоил всего 8000 рублей. Ну, по сравнению с саентологическим одитингом, это достаточно дёшево. И, поскольку, я продолжала работать в кафе, у меня были ещё деньги, я смогла заплатить. Я объединилась с моей напарницей, и мы начали одитироваться.

Я продолжала работать в штате организации и выполнять свои обязанности: раздавать рекламу, звонить и продавать книги. К тому времени других стажёров у нас уже не было, поэтому мне приходилось делать всё то, что обычно делают стажёры: делать уборку, раздавать рекламу, приводить людей. И в то же время нужно было звонить, узнавать статистику - сколько магазины продали книг Хаббарда, кто вообще что-то продал; самой звонить и продавать разную литературу и лекции Хаббарда. Я совмещала свою работу с одитингом. Мне периодически звонили, узнавали, что там у меня и как. Я рассказывала, что одитируюсь и продолжаю работать. Меня хвалили за это.

Подходил такой момент, когда нужно было заниматься дипломной работой, так как на носу уже были экзамены. Нужно было готовиться, оставалось то всего полгода. Писать выпускную квалификационную работу, плюс у нас начиналась сессия, нужно было сдавать экзамены. Я совмещала и обучение в институте, и работу в кафе, а также - работу в штате Центра «Дианетика».

В итоге, я получила образование в 2010 году. Я успешно защитила свою дипломную работу. Всё прошло хорошо: сдала экзамены, получила красный диплом. Как здорово, что я не бросила обучение, не расстроила родителей, никого не расстроила и сама была довольна!

Из «Морской организации» узнали, что я окончила институт и начали напоминать мне, что я у них работать. Я тогда продолжала проходить взаимный одитинг. У меня было напарница, потом появился напарник. И я уже продолжала одитироваться вместе с ним. По-прежнему работала в Центре «Дианетика». Мне тогда уже не очень хотелось к ним идти. Бывало такое, я думала, что и здесь хорошо, у нас такой хороший персонал, мне так нравятся сотрудники - такие люди хорошие. И я подумала, что продолжу пока одитироваться и работать здесь. Они звонили мне, а я говорила, что хочу ещё поодитироваться. Меня спрашивали о том, сколько часов я уже проодитировалась, я отвечала, что что-то около 60 часов уже или больше. Мне говорили: «Да ты нам уже подходишь! Давай уже к нам!». А я как-то сама начала оттягивать и говорю: «Нет, я пока ещё поработаю здесь, хочу и чувствую, что нужно ещё поодитироваться».

В итоге, я созрела только в сентябре 2010 года, в конце, в двадцатых числах. Зимфира сказала мне, что нужно провести повторные проверки, для того, чтобы заново посмотреть и выяснить, как сейчас у меня обстоят дела, уже с учётом того, что я одитировалась. Я прошла новые проверки. Мне быстро ответили из «Морской организации» что я подхожу и что мне можно приезжать. Достаточно быстро всё начало решаться. Мне сказали, что тогда меня отсюда уволят, по Трудовому кодексу так положено. А я просто перейду работать в «Морскую организацию». Центру «Дианетика» я ничего не буду должна, так как я просто перехожу в другую саентологическую организацию.

А ещё до проверок выяснилось, что мне нужно найти замену на свой пост администратора книжного магазина. Поскольку я не получила профессионального саентологического образования на администратора книжного магазина, мне поставили более мягкое условие. Оно заключалось в том, что мне нужно было найти хоть какого-то саентолога, который не обязан был дорасти до моего уровня (даже необязательно было, чтобы он прошёл курс «Статус Штатного Сотрудника 2»). Я думаю, что такое требование было исключением, потому что, насколько мне известно, надо, чтобы он был равноценен. Зимфира сказала мне, что есть у неё один человек на примете. В итоге, мы завербовали с ней двоих человек. Одна завербованная была активным саентологом, и пришла работать вместо меня; а вторая просто пришла работать в штат. Всё решалось быстро, хоть я и переживала, как же я найду замену на свой пост. Зимфира очень хотела, чтобы я пошла в «Морскую организацию» и говорила, что  будет способствовать тому, чтобы я пошла туда. Это же так важно! Она очень помогла мне в этом.

До этого я пыталась поставить одну женщину на свой пост, много раз ей звонила, но так и не смогла этого сделать. Она говорила, что когда-то там придёт. А мне-то надо было быстрее! Меня же всё подгоняли: «Быстрей-быстрей! Давай в «Морскую организацию» быстрей!». В саентологических организациях должно быть всё быстро; статистики важны. От меня требовалось, чтобы я быстро поехала, потому что там будет статистика – вновь прибывшая, зарекрутированная.

Впереди меня ждал разговор с родителями. Я чувствовала сильный дискомфорт, переживала, что всё-таки скажет отец. Больше всего я переживала из-за отца, так как обычно он антагонистично был настроен. Но я думала, что моё намерение всё пробьёт, что они оттают! Я надеялась, что всё разрешится. И я повторно пришла говорить, о том, что я же доучилась, и я хочу в эту московскую «Дианетику», как я ее тогда называла, отправиться; буду там работать. Отцу это, конечно, не понравилось. Он ходил, особо даже не разговаривал со мной, но видно было, что он очень переживал за меня. Мама с сестрой, конечно же, тоже. Что удивительно, никто сильно на меня не напирал. Я просто чувствовала, что они против этого. Но я так верила, что всё получится, моё намерение всё пробьёт!

В итоге, конечно, я купила билет. Хотя я ещё прекрасно понимала, что я не получила одобрение от родителей. Когда я покупала билет, то даже я не знала, одобрили они моё решение ехать или нет. Но, тем не менее, отец до последнего ходил, очень переживал за то, что я вот так с бухты-барахты уезжаю. Мама как-то больше смирялась, но тоже очень переживала. Я чувствовала, и сейчас понимаю, как они не хотели меня отпускать. Но, тем не менее, я всё это решила. Мой отец всё-таки потом даже помог мне, дал денег на дорогу и на мою жизнь в организации.

А перед этим несколько дней я подрабатывала, раздавая рекламу, чтобы у меня были какие-то деньги. На них я и покупала себе билет.

Когда я уже собралась и отправлялась в «Морскую организацию», мама меня ночью провожала. Мы должны были поехать с одной женщиной-саентологом. Она приехала за мной на такси, после чего мы отправились поездом.

Но сейчас я хотела бы сказать всё-таки несколько слов о том, что я понимаю моих родителей, я понимаю моих родственников. И хочу у них попросить прощения за то, что я вообще связалась с этими организациями. За то, что вела себя как-то не так. Что мало времени уделяла им, больше этой организации. Что как-то общения нам не хватало, из-за того, что я проводила больше времени там. Хочу сказать, что я поняла вас. И понимаю, что вы чувствовали: что папа, мама чувствовали, когда я находилась в этой организации, когда я уезжала.

Я просто вспомнила и прочувствовала всю эту родительскую боль, которую они испытывали. Я понимаю вообще всё, что с ними происходило, что они заботились, поддерживали меня. Я не знала просто, что это за организация. И теперь я понимаю, что находилась в секте.

Я люблю своих родных, близких, маму, папу. За то, что они так меня поддерживали всегда. Спасибо, что вы вообще есть у меня! Главное, теперь всё позади, что жизнь моя становится лучше. И будет ещё лучше, и что мы есть друг у друга.

Вообще хотела бы попросить прощения у других людей, которых я всё-таки вербовала в эту секту. Я не знала, куда вас зову, ребята. Главное теперь, что я поняла, в какой организации действительно была. Это была секта.

Я оценила, прикинула, какой ущерб я нанесла людям тем самым. Я всё-таки рада, что этот ущерб небольшой. Потому как я видела, что реально от того, что вот так вот заманивали людей в секту, им мог быть нанесён большой ущерб.

Именно поэтому я и захотела рассказывать о том, что я всё это поняла, как-то облегчить душу. Я рассказываю об этом, чтобы вы не попадались на все эти сектантские удочки. Чтобы всё-таки смогли выйти оттуда ребята, которые ещё там находятся. И не попались другие. Я так рада, что были те, которые не пришли! Ну, скажем, раздаёшь им рекламу, а они в итоге не пришли. Думаю: «Слава Богу, не пришли!». Сейчас я рада, что вот так вот не привела много людей, что не принесла столько ущерба другим. И надеюсь, что мои истории помогут другим. Что всё это будет полезно. Очень трогательно, живые эмоции. Вообще, после этой организации, у меня эмоции разные проявляются. Буду продолжать деятельность. Мы будем записывать видео, просвещать людей.

  • 108
Top