Описание к видео:

"11. Рабочие будни. Часть 3. История бывшего саентолога Андрея Снегова."

И вот, ещё как раз хотел рассказать про «покаяться», когда я пришёл на последнее место работы у саентологов, где я работал. Пришёл я, значит, работать курьером. Хотел курьером у Надежды Борисевич работать в компании «Акварель».

Это был тогда ещё 2008 год, по-моему. Я, значит, пришёл, такой, говорю: «Хочу вот у вас работать». Мы сели с ней, пообщались. Она поспрашивала, выяснила, что я собираюсь в «Морскую организацию» возвращаться. И говорит: «О, это, конечно, хорошо! Но ты знаешь, что туда идут руководители, что туда не идут такие вот люди, которые не руководители, не руководительский склад ума. Там такие люди не нужны. Там нужны руководители, там нужны сильные личности. Ты же собираешься таким стать, наверное, если ты собираешься туда пойти?». Я говорю: «Да, конечно». В общем, она стала меня подводить к тому, что для того, чтобы таким человеком стать, нужно выписать свои оверты и висхолды. В общем, «покаяться» и рассказать о своих всяких прегрешениях на последних местах работы, там, где я работал, в общем. Вдруг я там что-то украл и скрыл это? Вдруг там ещё что-то? В общем, надо было выписать всё вот это. Она говорит: «Ты же не сможешь у нас тут нормально работать, если у тебя там что-то в прошлом осталось, с прошлой работы не улаженное». У саентологов так принято, чтобы было всё улажено с прошлыми работодателями, если ты идёшь на новое место, к новым саентологам. Скажем, идёшь на другую работу, они будут проверять, как ты ушёл с прошлого места работы. Потому что там все саентологи. И, конечно же, они могут запросить информацию и проверить: был ли ты на хорошем счету там, когда уходил или нет. И, соответственно, дать рекомендации. Со мной так было один раз на одной работе.

Надежда мне говорит: «Надо тебе выписать оверты, висхолды». Я начал возмущаться, а она говорит: «Вот, видишь, видишь? Вот это в тебе, то, что сейчас возмущается, возмущение твоё, – это «банк», твой реактивный ум. Вот он как раз, вот эта вот твоя неэтичность тебе сейчас не даёт нормально устроить свою жизнь вообще, хорошую работу найти, зарплату достойную. Вот, если ты выпишешь сейчас всё там по теме работы, о своих взаимоотношениях с работодателями, всё вот это вот…». В общем, поставила мне такое обязательное условие, что я должен сесть и выписать. Это первое действие, которое от меня требовалось. И говорит: «Ладно, понятно, что пока ты выписываешь, не один день можешь выписывать».

Дала мне курьерскую работу, сказала, что заказы нужно отвезти. Я отвёз. Сижу, выписываю. И тут, раз, мне из СЦМ звонят и спрашивают, что я делаю? Я ответил, что сижу, оверты выписываю. А там так удивились: «А почему ты вообще выписываешь? Тебе назначил кто-то или что?». Я говорю: «Вот, тут на новом месте работы сказали, что надо выписать. Я сижу, выписываю». А тот человек, который мне звонил, говорит: «Да ты что?! Этого нельзя делать так вот, спонтанно, что захотел и выписал. Это же надо одобрение от кейс-супервайзера, в Этике получить, Программу какую-то. Это что вообще за самоуправство такое? Приходи к нам в СЦМ и разберёмся, что к чему». Я сказал Надежде об этом, что в СЦМ сказали, чтобы я к ним пришёл. А я выписывал оверты и ей оставлял там. Свои эти записи на листах, выписанные, сворачивал. Всё на доверии же! Думал: «А что, саентологи же!». Всё ей оставлял. Она это в шкаф убирала. Не знаю, читала она или нет.

Потом, после, в СЦМ мне сказали, что ничего выписывать не надо. Что это вообще какой-то «сквирел» (какое-то искажение), что где это такое написано, что надо выписывать?

У саентологов же как? В оргполитике есть такое правило, что то, что не написано – это не правда. Это какой-то принцип оргполитики. То есть, такой порядок, что обязательно должно быть где-то написано: либо в технологии Хаббарда; либо это какой-то вышестоящий ответственный терминал должен это написать (какой-то руководитель высокого уровня).

Я пришёл, сказал Надежде, что мне дали отбой: не надо ничего выписывать. Она, конечно же, сопротивляться не стала. Потому что, что же, она против СЦМ попрёт? Ей же всё-таки там услуги получать. Она как-то сразу согласилась. Раз там так сказали, значит так надо. От Кейс-супервайзера же не было поручений, поэтому не надо ничего выписывать.

Надежда мне предлагает: «Давай ты будешь менеджером ещё?». Я стал сопротивляться. Быть менеджером по рекламе – это принимать заказы, общаться с клиентами. Я стал возмущаться. Она уступила и дала мне рекламу для раздачи, чтобы я ходил, просто раздавал её. И пообещала мне 500 рублей за определённый объём розданной рекламы. Я взял рекламу, пошёл раздавать. И в это время, параллельно, принял заказы, пока раздавал рекламу. Раздал рекламу и позвонил Надежде. Она поинтересовалась, как у меня дела. Я рассказал, что всё раздал. И даже принял заказы. Она похвалила меня. Я спросил, а как там, на счёт 500 рублей, которые она мне обещала? Она ответила, что я же заказы принял, какие мне 500 рублей? Что это вот моя работа, что я заказы принял и с них и получу деньги. Я стал возмущаться тем, что она обещала мне 500 рублей за раздачу рекламы. И про заказы никто не говорил, что если будут заказы, то за раздачу я ничего не получу. Мне такого никто не говорил. В общем, она начала обвинять меня в том, что я её плохо слушал, что я вообще не дописал оверты и у меня страдает воспроизведение; мне нужно срочно делать упражнение на воспроизведение. Я пришёл в этот же вечер в офис. Надежда начала на меня орать по поводу этих 500 рублей, что я вообще такое себе удумал? С чего я вообще такое взял? Там в офисе был длинный коридор, метров 100, через весь офис. Она говорит: «Иди в тот конец коридора и начинай оттуда кричать какие-то цитаты, фразы». А она будет с другого конца коридора, сидя за столом, слушать это и говорить, услышала она меня или нет. Хотела выработать во мне намерение доносить, чтобы я сказал, а другой человек это услышал. Якобы, у меня из-за этого проблемы, что я не могу доносить и не могу сам принимать из-за этого. И поэтому я не услышал про эти 500 рублей так, как она этого хотела. Как-то так вот получилось исковеркано, конечно. Такие вот фокусы там всякие были. Я после этого ушёл, так как нафиг мне всё это надо вообще? Плюнул, ушёл.

Она на следующий день мне позвонила, как ни в чём не бывало, говорит: «Приходи. Ты чего не выходишь на работу? Ты же у нас работаешь». Я говорю: «Вообще-то, я уже ушёл. Мы же с Вами вчера поругались». Она стала меня зазывать. Причём так, как ни в чём не бывало! Как будто вообще ничего не произошло! Меня это так удивило, что она так себя повела! Подумал, что ладно. Пошёл на работу, стал там у неё работать. Разные там тоже были моменты.

Сказала, что будет платить премию, если я сделаю за неделю определённое количество заказов. Если 10 заказов сделаю, то премия будет 500 рублей. Если 20 заказов сделаю, то премия составит 1000 рублей. И благодарность в Этический Файл компании, как почётному сотруднику. Там же тоже своя оргсхема была.

Помню, сделал 10 заказов – она торжественно вручила мне 500 рублей. Я обрадовался, поняв, что стимул есть, дополнительно 500 рублей получать.

Требовали статистику, всё как обычно, всё как у саентологов. Потом я стал дальше делать по 10 заказов и больше, а премий уже нет. Стал спрашивать, а что такое? Премий нет почему-то. Она говорит: «Ты же высокостат! Зачем тебе? Ты итак хорошо зарабатываешь». Пошли какие-то нарушения.

Позже Надежда сказала, что мне нужно свою «Шляпу» изучать. «Шляпа» - это саентологический сленг, который означает определённые обязанности, входящие в должность. То есть, это должность и то, что человек должен делать, в соответствии со своей должностью. Это если простым языком говорить, для обычных людей. Дала мне папку с материалами. Там были отсканированные саентологические Инструктивные Письма. Не сами оригиналы (белая бумага и зелёный текст), а именно отсканированные, с зелёных Томов «Управления». Меня это удивило. Я тогда преданный саентолог был, смотрю: «Нифига себе! Это что за «сквирел» такой, вообще?! Ксерокопия какая-то». Потом взял и написал доклады на неё. Она на меня обиделась, конечно, за это. Когда сначала я спросил у неё: «А что это вообще такое, почему отсканированные? Вы получили, вообще, разрешение в СЦМ, чтобы сканировать? Это же надо у коммуникатора ЛРХ одобрять». Она начала оправдываться, что это же в рабочих целях и только здесь, мы же не распространяем. Меня это тогда так зацепило, конечно, что это за нарушение такое.

Я так-то вообще, сам по себе был тогда там, следил за порядком. И если вдруг какие-то нарушения там были, расхождения с оргполитикой, с правилами, то меня это сразу возмущало, и я начинал сразу с этим пытаться что-то делать.

Потом был у нас такой момент, когда я собрался в «Морскую организацию». Надежде об этом сказал, что я собираюсь возвращаться; делаю свою старую Программу на возвращение, которая была у меня с 2000-го года (там нужно было 4 курса пройти по «Мосту»). Рассказал ей о том, что заработаю у неё денег, хорошо раскручусь тут, как лучший менеджер. Позже я стал там старшим менеджером. И стал работать над тем, чтобы сделать свою Программу. Чувствую, что Надежду это стало как-то напрягать, что я собрался в «Морскую организацию», что я брошу работу, и она потеряет такого ценного сотрудника. В общем, стала меня всячески склонять к тому, что может быть мне лучше как-то денег ещё заработать. Оценить, взвесить всё. Это же всё-таки монастырь. Считай, как монастырь,- ты же туда идёшь, отрезаешь себя от всего внешнего мира и живёшь только саентологией. И что я всё же ещё парень молодой. Стала меня уговаривать. Но я задался целью, что хочу вернуться. Я же преданный саентолог, буду служить на благо целям саентологии, клировать, спасать планету. Такой патриот был, вообще!

У меня не укладывалось в голове: «Как можно быть саентологом и не совсем следовать тем целям, которые заявляются? Какой-то ты не совсем саентолог, получается». Собственно, из-за чего я и ушёл: то, что я стал видеть эти расхождения действительности с тем, что заявляется. Не решалось ничего в жизни, в организации на «линиях», с людьми. И вот эта вся критическая масса этого всего в итоге побудила к тому, что я вообще ушёл из саентологии. Но это отдельная тема. Потом, уже дальше, я буду об этом рассказывать постепенно.

В общем, Надежду стало раздражать моё желание вернуться в «Морскую организацию». На одном из Фривиндзовских саентологических праздников, меня пригласили на сцену. Саентологические праздники проходили в Московских кинотеатрах, Концертных Залах, Домах Культуры. На одном из праздников приглашали из зала людей выйти на сцену, всех тех, кто собирается в «Морскую организацию». Всё также: «Проявите энтузиазм!!!». Все: «Е-е-е!!!». Потом призывали выходить на сцену. Люди выходили, и я тоже вышел. Такой гордый, что я в «Морскую организацию» собираюсь! И она сидела как раз в первых рядах. Я увидел, какое расстроенное лицо у неё было в тот момент. У неё такое расстройство было на лице, что она может потерять такого ценного сотрудника. Конечно же, она не может открыто возмутиться, потому что её потом начнут в Этике (Секции «Этики») «пытать», что она сделала и что у неё за контр-намерения такие, вообще.

Если кто-то идёт в «Морскую организацию», ему нужно всячески помогать. Это же способствует целям саентологии. И если кто-то противится этому, то значит он какой-то не совсем саентолог. Значит, надо посмотреть и разобрать свою этику; поодитироваться, чтобы уровень осознания подрос, как они говорят. Но на деле ничего не подрастает, а люди просто соглашаются, лишь бы от них отстали. Я и сам так делал, правда. Но боялся в этом признаваться. Думал, наверное, это просто «банк».

Буквально в ближайшие дни, после этого праздника, на работе стали случаться всякие серьёзные казусы. Большие «косяки» по заказам. Откуда-то стали возникать грамматические ошибки в макетах, после печати. Причём, макеты мы проверяли перед утверждением. Перед тем, как дать «добро» на печать, мы всё проверяли на ошибки. А тут, раз, я отвожу клиенту большой заказ на 15000, мы с клиентом посмотрели, вроде всё нормально! Потом он мне звонит: «Блин, там буквы пропущены в рекламе!». А реклама стоит 15000, человек за неё вложился, а тут такое получил. Начал со мной ругаться. А я тоже не понял, как такое могло получиться? Я же проверял. Надежда начала на меня орать, что это моя этика, я это «притянул» и мне надо это срочно исправлять. В общем, за свои ошибки там я платил сам. Оплачивал со своей зарплаты брак, который возникал. Брал ответственность, как говорится, и компенсировал. И так учился на своих ошибках. Думал, ладно, надо как-то мудрее быть, надо как-то внимательнее проверять. Потом такой случай с ошибками был не один раз. И не только у меня так было, как выяснилось: то буквы местами переставлены, например; то ещё что-то.

А как это могло получаться? После того, как менеджеры проверили и одобрили, после этого уже сама Надежда Борисевич проверяла перед печатью. Уже как Отделение Квалификации, как она себя считала. Пост у неё тоже такой был, что она проверяет качество, уже как последний терминал на «линии» перед печатью. Я так полагаю, что она, может быть, как раз мне специально так и делала, чтобы я не мог уйти в «Морскую организацию», а чтобы сидел и исправлял свои ошибки постоянно и постоянно ей платил. И тем самым работал бы у неё всё время и не мог уйти так быстро, как я хотел бы.

  • 214
Top